Право требования в уставный капитал

Право требования в уставный капитал

Конвертация долга в уставный капитал: как это работает

Если компания имеет серьезную задолженность, которую она не в состоянии погасить в оговоренный срок, самым очевидным выходом для ее кредиторов представляется банкротство. Но если речь идет об одном крупном кредиторе, который заинтересован в бизнесе компании-должника, есть другой выход. О том, как обменять требование к должнику на долю в его уставном капитале, — в этой статье.

В конце 2009 г. Федеральный закон от 27.12.2009 № 352-ФЗ (далее — Закон № 352-ФЗ) снял общий запрет на формирование уставного капитала хозяйственных обществ путем зачета требований его участников (акционеров) к хозяйственным обществам. В обществах с ограниченной ответственностью Закон № 352-ФЗ разрешил при увеличении уставного капитала оплачивать его путем зачета денежных требований к обществу участников общества либо третьих лиц (п. 4 ст. 19 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», далее — Закон об ООО). В акционерных обществах стало возможным оплачивать путем зачета денежных требований к обществу дополнительные акции, размещаемые посредством закрытой подписки (п. 2 ст. 34 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», далее — Закон об АО). Как на практике работают эти нормы и какие бизнес-задачи можно решить с их помощью.

Что такое «своп» и для чего он используется

«Debt-to-equity swap» или «обмен долга на акции или доли в уставном капитале» представляет собой один из способов реструктуризации денежного долга компаний — хозяйственных обществ. Этот механизм довольно часто используется в российской и международной практике — с одной стороны, для обеспечения исполнения обязательств (например, между банком-кредитором и обществом-должником), с другой — для прекращения обязательства, которое должник не может исполнить.

На практике можно выделить несколько наиболее часто встречающихся случаев, когда должнику выгоднее предоставить кредитору акции либо доли в своем уставном капитале, чем возвращать долг.

Первый случай — невозможность исполнения денежного обязательства должником перед кредитором — третьим лицом. Так, кредитор (например, банк) может предъявить требование к компании-должнику, которое не может быть исполнено последним ввиду отсутствия достаточных денежных средств. В случае неисполнения своего денежного обязательства компанией-должником кредитор может предъявить требование о признании должника несостоятельным и в дальнейшем привести компанию к ликвидации. В такой ситуации должнику бывает проще отдать часть своего бизнеса третьему лицу в счет погашения денежного требования кредитора, чем потерять его совсем.

Второй случай — невозможность исполнения обязательства должником перед кредитором — материнской компанией. По сути, это эффективный способ внутригруппового финансирования. Приведем пример. Материнская компания создает дочернюю, чтобы через нее начать работу в новой для себя отрасли. Поскольку «дочка» создавалась для того, чтобы ускорить и упростить решение бизнес-задач материнской компании, то вопросов с финансированием не возникает — материнская компания предоставляет дочерней денежные средства для организации бизнеса (покупки недвижимости, покупки оборудования, покрытия операционных расходов и др.) в том объеме, в каком это необходимо. Поскольку дарение между компаниями запрещено (подп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ), материнская компания предоставляет дочерней займы. В результате, пока дочерняя компания налаживает бизнес и ничего не зарабатывает, ее чистые активы могут стать меньше размера уставного капитала, а то и вовсе стать отрицательными (п. 4 ст. 90 и п. 4 ст. 99 ГК РФ).

С одной стороны, материнская компания могла бы простить дочерней компании долг, однако подобные действия могут вызвать подозрения у налоговых органов. Велика вероятность того, что суды признают сделку ничтожной, посчитав прощение долга разновидностью дарения (Определение ВАС РФ от 20.07.2012 № ВАС‑9228/12 по делу № А40-3698/11-42-30). Конечно, варианты обойти запрет дарения найти можно — например, если дочерняя компания сможет вернуть долг хотя бы частично (см. п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств») или при наличии иной имущественной выгоды кредитора (Определение ВАС РФ от 16.02.2010 № ВАС‑15955/09 по делу № А65-5053/2009-СГ3-33). Однако не всегда дочерняя компания (тем более компания, у которой отрицательные чистые активы) имеет достаточно собственных средств, чтобы погасить долг хотя бы частично. Как быть в такой ситуации?

Чтобы простить долг дочерней компании, материнская компания принимает решение об увеличении уставного капитала дочерней компании путем зачета денежного требования в счет исполнения обязательства по внесению денежного вклада в уставный капитал дочерней компании. В дальнейшем, если понадобится, материнская компания сможет принять решение об уменьшении уставного капитала «дочки» до прежнего размера.

Третий случай — невозможность исполнения денежного обязательства должником перед кредитором — третьим лицом и его исполнение материнской компанией. Например, когда компания-должник не может исполнить денежное обязательство по оплате цены товара на основании договора купли-продажи или, например, возврату кредита или займа третьему лицу. Материнская компания компании-должника принимает на себя обязательство путем заключения соглашения о переводе долга с кредитором (п. 1 ст. 391 ГК РФ), исполняет денежное обязательство и получает взамен требование к дочерней компании. Поскольку компания-должник не обладает достаточными средствами для исполнения обязательства, материнская компания принимает решение об увеличении уставного капитала компании-должника (дочерней компании). А затем в качестве вклада в уставный капитал дочерней компании материнская компания производит зачет переведенного на нее долга. По существу, этот случай является несколько осложненной разновидностью второго случая.

Реализация механизма на практике

Хотя законодатель позволил кредиторам хозяйственного общества изменить свой статус на статус его участников (акционеров), а участникам (акционерам), имеющим требования к обществу, — увеличить свою долю участия, эта процедура не осталась без открытых вопросов с точки зрения ее реализации на практике. В частности, законодатель не ответил на вопрос, по каким правилам должна проводиться процедура debt-to-equity swap — по правилам внесения «денежного» или «неденежного» вклада или же рассматриваться как самостоятельный вид увеличения уставного капитала? Отсюда же и второй вопрос: необходима ли независимая оценка подлежащего зачету требования участника (акционера) к обществу?

С одной стороны, поскольку в качестве вклада в уставный капитал вносятся не денежные средства, а требования к обществу, эту процедуру можно было рассмотреть в качестве внесения неденежного вклада в уставный капитал. А неденежный вклад в уставный капитал хозяйственного общества подлежит обязательной независимой оценке (абз. 2 п. 2 ст. 66.2 ГК РФ). Следуя этой логике, можно было бы заключить, что обмен долга на акции и доли признается неденежным вкладом, а требование, принимаемое к зачету, подлежит обязательной оценке.

Другая точка зрения была у упраздненной на сегодняшний день Федеральной службы по финансовым рынкам. В информационном письме «Об оплате дополнительных акций, размещаемых посредством закрытой подписки, путем зачета денежных требований к акционерному обществу» ранее действовавшая служба обращала особое внимание на то, что обменять на акции либо долю в уставном капитале можно не любое, а только денежное требование. ФСФР России разграничила возможность внесения имущественного права в уставный капитал акционерного общества в соответствии с п. 2 ст. 34 Закона об АО и зачет требований к обществу путем обмена по правилам ст. 410 ГК РФ. В информационном письме нет пояснений относительно того, обязательна ли независимая оценка при проведении процедуры debt-to-equity swap. Однако из его логики следует, что процедуру конвертации долга в уставный капитал следует считать самостоятельным видом увеличения уставного капитала, а не разновидностью неденежного вклада в уставный капитал компании. С этой точки зрения обязательная оценка денежного требования к обществу, вносимого в качестве вклада в уставный капитал, не требуется.

Специалисты отмечают, что в пользу позиции, при которой вносимое в качестве вклада в уставный капитал денежное требование к обществу все же подлежит обязательной оценке, есть несколько значимых доводов. Во-первых, обязательная оценка поможет уберечь компанию от злоупотреблений со стороны недобросовестных лиц, права требования которых могут оказаться несоразмерными полученному обществом встречному предоставлению. А во‑вторых, защитить миноритариев от «размыва» их доли участия в хозяйственном обществе.

Процедура обмена долга на акции или доли в свете последних изменений в ГК РФ

До недавнего времени природа свопа в российском праве во многом оставалась неясной. Однако с 1 сентября 2014 г. действуют поправки, которые внес в ГК РФ Федеральный закон от 05.05.2014 № 99-ФЗ (далее — Закон № 99-ФЗ). Так какой же подход выбрал законодатель к рассматриваемому вопросу с принятием нового ГК РФ?

Ответ кроется в норме ст. 66.1 ГК РФ о вкладах в имущество хозяйственного товарищества или общества. Согласно этой норме вкладом участника хозяйственного товарищества или общества в его имущество могут быть денежные средства, вещи, доли (акции) в уставных (складочных) капиталах других хозяйственных товариществ и обществ, государственные и муниципальные облигации, а также подлежащие денежной оценке исключительные, иные интеллектуальные права и права по лицензионным договорам, если иное не установлено законом.

Таким образом, с принятием Закона № 99-ФЗ законодатель установил закрытый перечень объектов, которые могут быть вкладом в уставный капитал хозяйственного общества. Среди них нет «имущественных или иных подлежащих денежной оценке прав», как это было в ГК РФ до внесения поправок. Закон об ООО и Закон об АО в соответствие с ГК РФ в этой части не приведены. Правда, следует отметить, что нормы ГК РФ получили приоритет над нормами специальных законов до приведения их в соответствие с ГК РФ, поэтому положения ГК РФ о формировании уставного капитала в настоящей момент имеют приоритет над специальными законами (п. 4 ст. 3 Закона № 99-ФЗ).

Иными словами, нормы п. 4 ст. 19 Закона об ООО и п. 2 ст. 34 Закона об АО продолжают действовать, при том что оплата уставного капитала имущественными правами больше не предусмотрена. В этой связи можно сделать вывод о том, что законодатель рассматривает процедуру конвертации долга в уставный капитал как самостоятельную форму увеличения уставного капитала. Исключив возможность внесения имущественного права или подлежащего денежной оценке иного права в уставный капитал хозяйственного общества, законодатель косвенно поддержал ранее выраженную позицию ФСФР России о применении к процедуре debt-to-equity swap норм ГК РФ о зачете (ст. 410 ГК РФ). Таким образом, законодатель исключил необходимость проведения независимой оценки требования к обществу, вносимого в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного общества.

Какие подводные камни есть у процедуры

Как уже отмечалось, в легализации процедуры конвертации долга в уставный капитал есть некоторые спорные моменты, которые могут использовать недобросовестные участники оборота.

Так, на практике не исключается возможность выпуска и обмена акций на ничем не подкрепленное экономически требование. Например, требование по договору купли-продажи имущества с значительно завышенной стоимостью предмета купли-продажи. Подобная ситуация может породить на практике формирование «дутых» уставных капиталов. Поэтому вполне вероятно, что дальнейшее регулирование будет развиваться по пути устранения возникающих пробелов, но уже в рамках понимания того, что конвертация долга в уставный капитал представляет собой самостоятельный способ увеличения уставного капитала хозяйственного общества.

Читать еще:  Декретный отпуск для мужчин, если жена не работает

Debt-to-equity swap как институт реструктуризации долга используется во многих правопорядках, например в США, Англии, Республике Кипр, Германии и др., и в зависимости от государства имеет некоторые особенности.

Так, например, при увеличении уставного капитала путем зачета в обществе с ограниченной ответственностью в Федеративной Республике Германия необходимо провести независимую оценку рыночной стоимости требования, подлежащего зачету (абз. 4 пар. 5 Закона ФРГ «Об обществах с ограниченной ответственностью» 1892 года), поскольку германский закон рассматривает подобную сделку как внесение неденежного вклада в уставный капитал, а неденежный вклад перед его внесением в уставный капитал подлежит оценке. Некоторые правопорядки, наоборот, не предъявляют такого требования — например, большинство стран Общего права («Common law»).

При проведении процедуры конвертации долга в уставный капитал важно правильно оформить сопровождающие этот процесс документы. В частности, в решении общего собрания об увеличении уставного капитала общества с ограниченной ответственностью должно быть два пункта. Первый — о том, что участники приняли решение об увеличении уставного капитала общества до определенного размера за счет дополнительного денежного вклада такого-то участника либо за счет вклада третьего лица в определенном размере. Во втором пункте необходимо указать, что в счет внесения денежного вклада такого-то лица участники принимают решение зачесть определенную сумму из обязательства общества перед этим лицом.

В решение об увеличении уставного капитала акционерного общества путем размещения дополнительных акций посредством закрытой подписки важно включить пункт о возможности такой оплаты путем зачета денежных требований к обществу. При отсутствии такого указания оплата размещаемых дополнительных акций путем зачета денежных требований к акционерному обществу не допускается (абз. 7 п. 20.2 Положения о стандартах эмиссии ценных бумаг, утвержденного Банком России 11.08.2014 № 428-П).

Конвертация долга в уставный капитал

Способ увеличения уставного капитала ООО: путь, форма, способ, процедура, решение, протокол, документы

Если юридическое лицо имеет финансовую задолженность перед своим участником (акционером) или иным лицом – зачет такого долга в обмен на доли/акции в уставном капитале (УК) может стать хорошей альтернативой исполнению обязательства в натуре – если на то имеется заинтересованность обеих сторон. Особенно если фактический расчет будет для компании затруднительным, а то и вовсе невозможным.

В английском языке данная процедура именуется debt-equity swap, что буквально означает своп «долг-акции», капитализация долга – реструктуризация задолженности в форме обмена долговых обязательств заемщика на акции.

Как правильно оформить процедуру конвертации

Процесс реструктуризации долга путем конвертации требования в УК юридического лица требует верного составления документации. В документ, оформляющий решение общего собрания, обязательно нужно внести как минимум два пункта: о достигнутом решении увеличить УК до согласованного размера за счет дополнительного вклада одного из участников (акционеров) или третьего лица; задолженность перед данным лицом (либо часть такого обязательства) считается погашенным (зачтенным) в связи с внесением такого вклада.

Отсутствие какого-либо из указанных положений может стать камнем преткновения при участии заинтересованных лиц или государственных органов.

В решение об увеличении УК акционерного общества через размещение дополнительных акций посредством закрытой подписки также обязательно нужно внести положение о варианте такой оплаты в виде зачета требований к компании. Если такая оговорка не будет сделана – оплата дополнительных акций способом зачета не разрешена (пункт 20.2 Положения о стандартах эмиссии ценных бумаг от 11.08.2014 № 428-П).

Необходимость оценки вносимого в уставной капитал требования

В законодательстве, а также различных пояснениях регулирующих органов отсутствует однозначное правило в отношении того, необходима ли сторонняя экспертная оценка при осуществлении процесса debtto-equity swap.

Основным «смущающим» всех фактором была формулировка в ГК РФ, законах об ООО и АО, заключающаяся в том, что вкладом могли стать и имущественные и иные подлежащие денежной оценке права.

Позиция органа, уполномоченного в данном вопросе — Федеральной службы по финансовым рынкам в одном из информационных писем звучала так: конвертация долга в уставный капитал является отдельным видом увеличения уставного капитала, а не подвидом неденежного вклада. К данному процессу применимы положения гражданского законодательства о зачете. В данном контексте проведение оценки суммы требования не является необходимым.

Однако некоторые специалисты указывают, что проведение оценки целесообразно, если обратить внимание на ряд весомых аргументов:

1. Проведение такой оценки будет способствовать защите компании от недобросовестных действий лиц, утверждение о задолженности которых может стать несоразмерным полученному юридическим лицом встречному предоставлению.

2. Оценкой будет обеспечиваться защита держателей минимального количества акций (миноритариев) от «растворения» из доли участия в компании.

Нормы о реструктуризации долга

Правовое регулирование процесса реструктуризации долга путем обмена на участие в уставном капитале длительное время было непонятным. Однако очередной блок корректив, внесенных в ГК РФ с 1 сентября 2014 года, внес ясность в регламентацию данной процедуры.

Так, появилась статья 66.1 ГК РФ о вкладах в собственность юридических лиц. Теперь под вкладом участника в УК подразумеваются деньги, имущество (в форме вещей), доли/акции компаний, облигации, а также права в сфере интеллектуальной собственности или закрепленные в лицензионных договорах – в случае, если им можно дать денежную оценку.

С принятием указанных поправок установлен исчерпывающий состав объектов, которые могут послужить для увеличения УК. И исключена непонятная формулировка «имущественные или иные подлежащие денежной оценке права», смущавшая всех толкователей до внесения корректировок.

Вместе с тем, законодатель не позаботился об изменении специальных законов об обществах с ограниченной ответственностью и об акционерных обществах в соответствии с новеллой ГК РФ. Была создана двойственность в регулировании данного вопроса.

Справедливости ради нужно заметить, что, благодаря оговорке законодателя при вступлении в силу измененных норм гражданского кодекса, положения ГК РФ подлежат приоритетному применению перед положениями специального законодательства до установления их тождества.

Таким образом, можно спокойно и обоснованно применять ст. 66.1. ГК РФ – внесение имущественных прав в качестве оплаты уставного капитала более не предусмотрено. Это является еще одним, пусть и не прямым, подтверждением подхода законодателя, заключающегося в том, что debt-equity swap представляет собой самостоятельный способ увеличения УК.

Исключением имущественных прав из списка объектов, подлежащих внесению в качестве вклада в УК, нормотворцы определенным образом подтвердили мнение ФСФР о распространении правил о зачете к конвертации долга.

Что нужно учесть при проведении конвертации долга в уставной капитал

Даже с принятием новых норм ГК РФ часть сомнительных аспектов процесса конвертации не была устранена. Главный из них – попытки получить корпоративный контроль над компанией за счет несуществующего требования.

Практика известно немало случаев злоупотреблений, когда предпринимались попытки увеличения уставного капитала на сумму завышенного, фактически необоснованного требования. Например, по договору отчуждения имущества с заранее «раздутой» ценой отчуждаемого объекта. Такие попытки, увенчавшиеся успехом, приводят к увеличению уставного капитала, не подкрепленного финансово.

Изначально обезопаситься от подобных действий невозможно. Вопросы обоснованности таких требований решаются в каждом случае индивидуально – путем исследования совокупности доказательств.

Возможно, дальнейшее нормотворчество в области конвертации долга в УК будет направлено как минимум на устранение данных спорных моментов, а как максимум – данная процедура получит полное регулирование как на уровне ГК РФ, так и на уровне норм специальных законов.

Яна Польская, юрист-аналитик. Пишу статьи, ищу интересную информацию и предлагаю способы ее практического использования. Верю, что благодаря качественной юридической аналитике клиенты приходят к юридической фирме, а не наоборот. Согласны? Тогда давайте дружить на Facebook.

Если вам понравился этот материал или какие-либо наши иные, то порекомендуйте их вашим коллегам, знакомым, друзьям или деловым партнерам.

Учредитель передает дебиторскую задолженность как вклад в уставный капитал дочерней организации: учет и налогообложение

Дочернее ООО имеет задолженность по оказанным услугам перед своим единственным участником (ОАО). По решению ОАО эта дебиторская задолженность передается на увеличение уставного капитала дочернего ООО. Как данная ситуация отражается в бухгалтерском и налоговом учете организации — участника ООО?

Согласно п. 6 ст. 90 ГК РФ и п. 1 ст. 17 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон N 14-ФЗ)) увеличение уставного капитала общества возможно только после полной оплаты всех его долей.

При этом увеличение уставного капитала общества с ограниченной ответственностью (ООО) в соответствии с п. 2 ст. 17 Закона N 14-ФЗ может осуществляться, в частности, за счет дополнительных вкладов участников общества.

Порядок увеличения уставного капитала общества за счет дополнительных вкладов его участников разъясняется в ст. 19 Закона N 14-ФЗ.

Так, п. 2 ст. 19 Закона N 14-ФЗ указывает, что внесение дополнительных вкладов участниками общества должно быть осуществлено не позднее чем в течение шести месяцев со дня принятия общим собранием участников общества решения об увеличении уставного капитала.

Пункт 2 ст. 90 ГК РФ определяет, что не допускается освобождение участника ООО от обязанности оплаты доли в уставном капитале общества. Оплата уставного капитала ООО при увеличении уставного капитала путем зачета требований к обществу допускается в случаях, предусмотренных Законом N 14-ФЗ.

В свою очередь, согласно п. 4 ст. 19 Закона N 14-ФЗ по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно, участники общества в счет внесения ими дополнительных вкладов и (или) третьи лица в счет внесения ими вкладов вправе зачесть денежные требования к обществу.

Таким образом, представляется, что в настоящее время допускается оплата уставного капитала ООО при его увеличении путем зачета требований участника к обществу.

Аналогичное мнение изложено в письме УФНС России по г. Москве от 14.10.2010 N 16-15/107956@.

Налоговый учет

Согласно пп. 2 п. 1 ст. 277 НК РФ у налогоплательщика — участника ООО не возникает прибыли (убытка) при передаче имущественных прав (в том числе прав требования долга) в качестве оплаты приобретаемой доли в уставном капитале. При этом стоимость приобретаемой доли для целей налогообложения признается равной стоимости вносимых имущественных прав, определяемой по данным налогового учета на дату перехода права собственности на такие имущественные права, с учетом дополнительных расходов, которые для целей налогообложения признаются у передающей стороны при таком внесении.

Расходы в виде взноса в уставный капитал не учитываются при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций (п. 3 ст. 270 НК РФ).

Читать еще:  Как от органов опеки добиться письменного обоснования их решения

Таким образом, при выбытии дебиторской задолженности (имущественных прав) в рассматриваемой ситуации у организации — участника ООО налогооблагаемого дохода не возникает.

В общем случае передача имущественных прав на территории РФ является объектом обложения НДС (пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ).

В целях главы 21 НК РФ не признаются объектом налогообложения операции по передаче имущества, если такая передача носит инвестиционный характер, в частности вклады в уставный капитал хозяйственных обществ (пп. 4 п. 3 ст. 39, пп. 1 п. 2 ст. 146 НК РФ). Под имуществом для целей налогообложения понимаются виды объектов гражданских прав (за исключением имущественных прав), относящихся к имуществу в соответствии с ГК РФ (п. 2 ст. 38 НК РФ).

Поскольку имущественные права в целях налогового законодательства имуществом не признаются, при передаче имущественных прав в качестве вклада в уставный капитал дочерней организации не применяются нормы пп. 4 п. 3 ст. 39 и пп. 1 п. 2 ст. 146 НК РФ.

Вместе с тем передача имущественных прав в качестве вклада в уставный капитал дочерней организации носит инвестиционный характер и не является реализацией товаров (работ, услуг), которая определена п. 1 ст. 39 НК РФ.

Рассматривая в системной связи нормы п. 2 ст. 38, п. 1 и пп. 4 п. 3 ст. 39, пп. 1 п. 1 и п. 2 ст. 146, ст.ст. 149 и 170 НК РФ, Минфин России в письме от 28.06.2010 N 03-07-07/42 пришел к выводу, что передача имущественных прав в качестве вклада в уставный капитал дочерней организации не облагается НДС. Смотрите также письма Минфина России от 12.11.2009 N 03-07-11/301, от 18.09.2008 N 03-07-07/93.

Бухгалтерский учет

В соответствии с п. 3 ПБУ 10/99 «Расходы организации» выбытие активов в виде вкладов в уставные капиталы других организаций не признается расходами организации.

Вклады в уставные капиталы других организаций (в том числе дочерних и зависимых хозяйственных обществ) для целей бухгалтерского учета рассматриваются в качестве финансовых вложений (п. 3 ПБУ 19/02 «Учет финансовых вложений» (далее — ПБУ 19/02)).

Финансовые вложения принимаются к бухгалтерскому учету по первоначальной стоимости (п. 8 ПБУ 19/02).

Пункт 12 ПБУ 19/02 предусматривает, что первоначальной стоимостью финансовых вложений, внесенных в счет вклада в уставный капитал организации, признается их денежная оценка, согласованная учредителями (участниками) организации.

Таким образом, по нашему мнению, при передаче имущественных прав в виде дебиторской задолженности в качестве дополнительного вклада в уставный капитал ООО в учете участника должно быть отражено увеличение первоначальной стоимости финансового вложения на сумму увеличения уставного капитала согласно принятому решению.

Для обобщения информации о наличии и движении инвестиций организации, в том числе в уставные капиталы других организаций, предназначен счет 58 «Финансовые вложения» (План счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и Инструкция по его применению, утвержденные приказом Минфина России от 31.10.2000 N 94н).

В бухгалтерском учете операция по увеличению стоимости финансового вложения отражается следующими записями:

Дебет 58 Кредит 76 «Расчеты по вкладам в уставный капитал»
— отражено увеличение стоимости вклада в уставном капитале ООО.

Одновременно производится списание дебиторской задолженности ООО перед участником:

Дебет 76 «Расчеты по вкладам в уставный капитал» Кредит 62 «Расчеты с покупателями и заказчиками».
— зачтено требование участника к дочернему обществу.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Вахромова Наталья

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
аудитор, член МоАП Горностаев Вячеслав

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

Чем можно оплачивать уставный капитал хозяйственного общества?

С момента вступления в силу обновленных положений главы 4 Гражданского кодекса РФ о юридических лицах прошло уже более 4 лет. Начиная с 1 сентября 2014 года – даты вступления в силу закона № 99-ФЗ[1] – кодекс устанавливает новые правила формирования уставных капиталов хозяйственных обществ. Полноценная гармонизация законов о хозяйственных обществах с ГК РФ (далее – ГК, Кодекс) до настоящего времени так и не завершена, хотя отдельные положения измененного ГК уже нашли в них свое отражение. Частичная гармонизация на практике привела к сложностям, возникающим при выборе нормы, подлежащей применению к конкретным отношениям. А неточности, содержащиеся в нормах Кодекса, посвященных вопросам оплаты уставного капитала, и использование в них терминов, требующих от лица, применяющего их, специальных познаний, добавляют еще большей путаницы.

Приведу несколько наиболее часто встречающихся на практике вопросов. Можно ли оплатить уставный капитал общества правами требования? Возможна ли оплата уставного капитала векселем? Обязательно ли оплачивать денежными средствами уставный капитал в сумме не ниже минимального размера уставного капитала, установленного законом?

Несмотря на кажущуюся запутанность текущего регулирования, найти ответы на все эти вопросы довольно просто.

Начнем по порядку и вспомним, как регулировался этот вопрос до изменений ГК.

Норма ГК, регулировавшая порядок оплаты уставного капитала до 1 сентября 2014 года, устанавливала следующее правило:

Вкладом в имущество хозяйственного товарищества или общества могут быть деньги, ценные бумаги, другие вещи или имущественные права либо иные права, имеющие денежную оценку».

Норма Федерального закона «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО), действовавшая до изменения Кодекса, устанавливала следующее правило:

Оплата акций может осуществляться деньгами, ценными бумагами, другими вещами или имущественными правами либо иными правами, имеющими денежную оценку»[2].

Норма Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО), действовавшая до изменения Кодекса, устанавливала следующее правило:

Оплата долей в уставном капитале общества может осуществляться деньгами, ценными бумагами, другими вещами или имущественными правами либо иными имеющими денежную оценку правами».

Мы видим, что перечень объектов, которыми ранее мог быть оплачен уставный капитал, установленный ГК и законами о хозяйственных обществах, был абсолютно одинаковым и включал в себя:

  • деньги;
  • ценные бумаги;
  • вещи;
  • имущественные и иные права, имеющие денежную оценку.

С 1 сентября 2014 года правила оплаты уставных капиталов хозяйственных обществ, установленные ГК, были изменены. Из статьи 66 ГК были исключены положения об оплате уставного капитала, а Кодекс одновременно с этим был дополнен статьями 66.1 и 66.2, установившими новые правила. Применительно к объектам, которые могут быть переданы в оплату уставного капитала, эти правила звучат теперь следующим образом:

1. Вкладом участника хозяйственного товарищества или общества в его имущество могут быть денежные средства, вещи, доли (акции) в уставных (складочных) капиталах других хозяйственных товариществ и обществ, государственные и муниципальные облигации. Таким вкладом также могут быть подлежащие денежной оценке исключительные, иные интеллектуальные права и права по лицензионным договорам, если иное не установлено законом.

2. Законом или учредительными документами хозяйственного товарищества или общества могут быть установлены виды указанного в пункте 1 настоящей статьи имущества, которое не может быть внесено для оплаты долей в уставном (складочном) капитале хозяйственного товарищества или общества».

В данной норме, прежде всего, нас интересуют 2 момента, связанные с рассматриваемым вопросом. Первый момент – перечень объектов, которые могут быть внесены в оплату уставного капитала, изменился; второй – специальными законами такой перечень может быть только сокращен, то есть не может быть расширен.

Одновременно с этим мы должны учитывать и положения п. 4 ст. 3 Закона № 99-ФЗ, устанавливающего, что впредь, до приведения нормативных актов, действующих на территории Российской Федерации, в соответствие с положениями ГК РФ, в редакции настоящего закона они применяются постольку, поскольку они не противоречат положениям ГК РФ в редакции настоящего закона. То есть Закон об АО и Закон об ООО с 01.09.2014 г. применяются в части, не противоречащей обновленному Кодексу.

Итак, с 01.09.2014 г. в связи с изменением ГК перечень объектов, подлежащих внесению в оплату уставного капитала, изменился, а точнее сказать, сократился.

Это произошло не случайно и явилось реализацией основных положений, содержащихся в Концепции развития гражданского законодательства РФ[3], которая легла в основу реформирования ГК (далее – Концепция). Процитирую некоторые положения Концепции, на которые следует обратить внимание применительно к нашему вопросу:

Российское законодательство следует европейской правовой традиции, согласно которой наличие «твердого» уставного капитала в хозяйственном обществе является обязательным. В настоящее время нет достаточных оснований отказываться от этой правовой категории, но при ее сохранении следует обеспечить выполнение ею тех функций, для осуществления которых она создана (обеспечение стартового капитала для деятельности общества и гарантии прав кредиторов). Современное правовое регулирование уставного капитала этой задачи не решает».

Следует установить ограничения на внесение вкладов в уставный капитал в неденежной форме (сходные с теми, которые предусмотрены в директивах ЕС и в законодательстве ряда зарубежных стран). В качестве неденежных вкладов могут выступать вещи и права, имеющие денежную оценку, при этом не должны вноситься в уставный капитал права пользования имуществом (арендные права и т.п., в то же время возможно внесение прав по лицензионному договору), а также некоторые виды ценных бумаг (такие как векселя и облигации) и права требования участника хозяйственного общества как к самому обществу, так и к третьему лицу».

Давайте сравним перечень объектов, предусмотренный ГК до изменения и после изменения[4].

БЫЛО

СТАЛО

Ценные бумаги (любые)

Только следующие ценные бумаги:

  • акции;
  • государственные и муниципальные облигации.

Имущественные и иные права, имеющие денежную оценку (любые)

Только следующие имущественные права:

  • доли в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью;
  • доли в складочном капитале товариществ;
  • исключительные и иные интеллектуальные права, имеющие денежную оценку;
  • права по лицензионным договорам, имеющие денежную оценку.

Мы видим, что изменениями затронуты 2 категории объектов: «Ценные бумаги» и «Имущественные права». ГК теперь поименовал конкретные виды объектов, относящихся к этим двум категориям, которые могут быть внесены в оплату уставного капитала, исключив тем самым все остальные.

Рассмотрим эти категории более подробно, начнем с ценных бумаг.

На первый взгляд, кроме акций и государственных (муниципальных) облигаций, никакие ценные бумаги не могут быть внесены в оплату уставного капитала. И вексель, и облигации, как и предлагалось в Концепции, исключены из перечня. Но это не так. Причиной этого, на мой взгляд, явилась некачественная проработка текста принятого в итоге проекта. В результате получилось не то, что планировалось, и при этом в Кодексе появились нелогичные правила. Дело в том, что документарные ценные бумаги отнесены ст. 128 ГК к вещам. Это означает, что все ценные бумаги, выпущенные в документарной форме, подпадают в этом перечне под категорию «Вещи» и, следовательно, могут быть внесены в оплату уставного капитала. Документарными ценными бумагами, в частности, являются вексель, закладная, чек и многие другие, полный перечень которых приводить не имеет смысла, поскольку гораздо проще перечислить короткий перечень бездокументарных ценных бумаг. Вернемся к нему чуть позже, а сейчас констатируем, что вексель можно внести в оплату уставного капитала хозяйственного общества, найдя тем самым ответ на один из распространенных вопросов, озвученных мной в начале этой статьи. А что же с облигациями? Исключены ли они из перечня, как предлагалось в Концепции? Тоже нет, но здесь нужно потратить немного больше времени, чтобы прояснить ситуацию. Дело в том, что согласно разделу III «Об эмиссионных ценных бумагах» Федерального закона «О рынке ценных бумаг» (далее – Закон о РЦБ) облигации на усмотрение их эмитента могут выпускаться как в бездокументарной, так и в документарной форме. Например, биржевые облигации эмитент может выпускать только в документарной форме (ст. 27.5-2 Закона о РЦБ).

Читать еще:  Как подать заявление в ЗАГС на регистрацию брака через Госуслуги

Таким образом, мы видим, что, вопреки логике законодателя, облигации допускаются или не допускаются к оплате уставного капитала не потому, что они являются надежным или ненадежным активом, а только лишь в зависимости от их формы, которую для них избрал сам эмитент. На практике, чтобы понять, вправе ли мы внести конкретные облигации в оплату уставного капитала, мы должны установить форму их выпуска, ознакомившись с текстом решения о выпуске этих ценных бумаг (форма ценных бумаг указывается в п. 2 раздела Б «Решения о выпуске ценных бумаг»). Следует заметить, что документарные облигации более распространены сегодня в России, нежели бездокументарные. На самом деле документарные облигации являются фикцией: вы не встретите бумажных документов, как это написано в ст. 143.1 ГК РФ, документарные облигации – это всего лишь механизм трансформации реестрового учета владельцев облигаций в депозитарный, никак не сказывающийся на содержании ценной бумаги и тем более на ее надежности.

Получается, что ст. 66.1 ГК предусматривает возможность внесения в оплату уставного капитала только государственных (муниципальных) облигаций, а по факту через категорию «Вещи» мы законно можем внести и большинство корпоративных облигаций[5], поскольку они выпускаются в документарной форме.

Итак, мы выяснили, что вдобавок к акциям и государственным (муниципальным) облигациям текущее регулирование допускает оплату уставного капитала также любыми другими ценными бумагами, выпущенными в документарной форме, в том числе векселями и облигациями.

Какими же ценными бумагами все-таки не допускается оплата уставного капитала? Оплата уставного капитала не допускается всеми остальными бездокументарными ценными бумагами, кроме поименованных Кодексом акций и государственных (муниципальных) облигаций, к которым относятся:

  1. бездокументарные корпоративные облигации;
  2. опционы эмитента (абз. 7 ст. 2 Закона о РЦБ);
  3. российские депозитарные расписки (ст. 27.5-3 Закона о РЦБ);
  4. инвестиционные паи (ст. 14 Федерального закона «Об инвестиционных фондах»);
  5. ипотечные сертификаты участия (ст. 20 Федерального закона «Об ипотечных ценных бумагах»).

Заканчивая рассмотрение объектов из категории «Ценные бумаги», зафиксируем, что сейчас уставный капитал можно оплачивать любыми ценными бумагами, кроме пяти, которые перечислены в предыдущем абзаце. Согласитесь, что все эти исключения выглядят довольно странно на фоне стремления законодателя обеспечить гарантии прав кредиторов, изначально заложенного в проект. Ведь вексель любого эмитента, допущенный к оплате уставного капитала, является гораздо менее надежной ценной бумагой, чем, например, корпоративная бездокументарная облигация надежного эмитента, выпуск которой при этом подвергся установленной законом процедуре государственной регистрации.

Перейдем ко второй категории объектов, «попавших под сокращение», – имущественным правам.

Раньше оплачивать уставный капитал можно было любыми имущественными правами, подверженными обороту, а сейчас только поименованными в законе. Причем согласно п. 2 ст. 66.1 ГК иные законы, помимо Кодекса, не могут расширить этот перечень, а могут его лишь сократить. Еще раз давайте перечислим имущественные права, внесение которых в оплату уставного капитала сейчас предусмотрено Кодексом:

  • доли в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью;
  • доли в складочном капитале товариществ;
  • исключительные и иные интеллектуальные права, имеющие денежную оценку;
  • права по лицензионным договорам, имеющие денежную оценку.

Отметим, что из перечня удалены такие имущественные права, как, например, арендные права и права требования, как это и задумывалось в Концепции. Но и здесь есть нюансы: действующее законодательство допускает оплату уставного капитала при его увеличении путем зачета требований к обществу, то есть правами требования к самому обществу, хотя в Концепции их предлагалось также исключить. Для АО это предусмотрено ст. 99 ГК и ст. 34 Закона об АО, а для ООО – ст. 90 ГК и ст. 19 Закона об ООО. Итак, отвечая на еще один популярный вопрос, озвученный мной в начале статьи, следует сказать, что оплатить уставный капитал правами требования нельзя, если только это не права требования к самому обществу, уставный капитал которого оплачивается при его увеличении.

Рассмотрев все существующие нюансы, мы можем составить полный перечень объектов, которыми сегодня можно оплатить уставный капитал хозяйственного общества.

Конвертация долга в уставный капитал

Способ увеличения уставного капитала ООО: путь, форма, способ, процедура, решение, протокол, документы

Если юридическое лицо имеет финансовую задолженность перед своим участником (акционером) или иным лицом – зачет такого долга в обмен на доли/акции в уставном капитале (УК) может стать хорошей альтернативой исполнению обязательства в натуре – если на то имеется заинтересованность обеих сторон. Особенно если фактический расчет будет для компании затруднительным, а то и вовсе невозможным.

В английском языке данная процедура именуется debt-equity swap, что буквально означает своп «долг-акции», капитализация долга – реструктуризация задолженности в форме обмена долговых обязательств заемщика на акции.

Как правильно оформить процедуру конвертации

Процесс реструктуризации долга путем конвертации требования в УК юридического лица требует верного составления документации. В документ, оформляющий решение общего собрания, обязательно нужно внести как минимум два пункта: о достигнутом решении увеличить УК до согласованного размера за счет дополнительного вклада одного из участников (акционеров) или третьего лица; задолженность перед данным лицом (либо часть такого обязательства) считается погашенным (зачтенным) в связи с внесением такого вклада.

Отсутствие какого-либо из указанных положений может стать камнем преткновения при участии заинтересованных лиц или государственных органов.

В решение об увеличении УК акционерного общества через размещение дополнительных акций посредством закрытой подписки также обязательно нужно внести положение о варианте такой оплаты в виде зачета требований к компании. Если такая оговорка не будет сделана – оплата дополнительных акций способом зачета не разрешена (пункт 20.2 Положения о стандартах эмиссии ценных бумаг от 11.08.2014 № 428-П).

Необходимость оценки вносимого в уставной капитал требования

В законодательстве, а также различных пояснениях регулирующих органов отсутствует однозначное правило в отношении того, необходима ли сторонняя экспертная оценка при осуществлении процесса debtto-equity swap.

Основным «смущающим» всех фактором была формулировка в ГК РФ, законах об ООО и АО, заключающаяся в том, что вкладом могли стать и имущественные и иные подлежащие денежной оценке права.

Позиция органа, уполномоченного в данном вопросе — Федеральной службы по финансовым рынкам в одном из информационных писем звучала так: конвертация долга в уставный капитал является отдельным видом увеличения уставного капитала, а не подвидом неденежного вклада. К данному процессу применимы положения гражданского законодательства о зачете. В данном контексте проведение оценки суммы требования не является необходимым.

Однако некоторые специалисты указывают, что проведение оценки целесообразно, если обратить внимание на ряд весомых аргументов:

1. Проведение такой оценки будет способствовать защите компании от недобросовестных действий лиц, утверждение о задолженности которых может стать несоразмерным полученному юридическим лицом встречному предоставлению.

2. Оценкой будет обеспечиваться защита держателей минимального количества акций (миноритариев) от «растворения» из доли участия в компании.

Нормы о реструктуризации долга

Правовое регулирование процесса реструктуризации долга путем обмена на участие в уставном капитале длительное время было непонятным. Однако очередной блок корректив, внесенных в ГК РФ с 1 сентября 2014 года, внес ясность в регламентацию данной процедуры.

Так, появилась статья 66.1 ГК РФ о вкладах в собственность юридических лиц. Теперь под вкладом участника в УК подразумеваются деньги, имущество (в форме вещей), доли/акции компаний, облигации, а также права в сфере интеллектуальной собственности или закрепленные в лицензионных договорах – в случае, если им можно дать денежную оценку.

С принятием указанных поправок установлен исчерпывающий состав объектов, которые могут послужить для увеличения УК. И исключена непонятная формулировка «имущественные или иные подлежащие денежной оценке права», смущавшая всех толкователей до внесения корректировок.

Вместе с тем, законодатель не позаботился об изменении специальных законов об обществах с ограниченной ответственностью и об акционерных обществах в соответствии с новеллой ГК РФ. Была создана двойственность в регулировании данного вопроса.

Справедливости ради нужно заметить, что, благодаря оговорке законодателя при вступлении в силу измененных норм гражданского кодекса, положения ГК РФ подлежат приоритетному применению перед положениями специального законодательства до установления их тождества.

Таким образом, можно спокойно и обоснованно применять ст. 66.1. ГК РФ – внесение имущественных прав в качестве оплаты уставного капитала более не предусмотрено. Это является еще одним, пусть и не прямым, подтверждением подхода законодателя, заключающегося в том, что debt-equity swap представляет собой самостоятельный способ увеличения УК.

Исключением имущественных прав из списка объектов, подлежащих внесению в качестве вклада в УК, нормотворцы определенным образом подтвердили мнение ФСФР о распространении правил о зачете к конвертации долга.

Что нужно учесть при проведении конвертации долга в уставной капитал

Даже с принятием новых норм ГК РФ часть сомнительных аспектов процесса конвертации не была устранена. Главный из них – попытки получить корпоративный контроль над компанией за счет несуществующего требования.

Практика известно немало случаев злоупотреблений, когда предпринимались попытки увеличения уставного капитала на сумму завышенного, фактически необоснованного требования. Например, по договору отчуждения имущества с заранее «раздутой» ценой отчуждаемого объекта. Такие попытки, увенчавшиеся успехом, приводят к увеличению уставного капитала, не подкрепленного финансово.

Изначально обезопаситься от подобных действий невозможно. Вопросы обоснованности таких требований решаются в каждом случае индивидуально – путем исследования совокупности доказательств.

Возможно, дальнейшее нормотворчество в области конвертации долга в УК будет направлено как минимум на устранение данных спорных моментов, а как максимум – данная процедура получит полное регулирование как на уровне ГК РФ, так и на уровне норм специальных законов.

Яна Польская, юрист-аналитик. Пишу статьи, ищу интересную информацию и предлагаю способы ее практического использования. Верю, что благодаря качественной юридической аналитике клиенты приходят к юридической фирме, а не наоборот. Согласны? Тогда давайте дружить на Facebook.

Если вам понравился этот материал или какие-либо наши иные, то порекомендуйте их вашим коллегам, знакомым, друзьям или деловым партнерам.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector