Мошенничество в сфере налогообложения

Мошенничество в сфере налогообложения

НАЛОГОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО: ПРИЧИНЫ, ПОСЛЕДСТВИЯ, МЕТОДЫ БОРЬБЫ

Область налогообложения – ключевое звено в обеспечении работы государственного механизма. Государство с помощью налогов создает материальную базу, необходимую ему для осуществления своих функций и задач. Поэтому фискальная функция является основной функцией налогообложения, через которую реализуется главное предназначение налогов: формирование и мобилизация финансовых ресурсов государства, аккумулирование в бюджете средств для выполнения общегосударственных или целевых государственных программ.

Однако собрать налоги в полном объеме не удается ни одному государству в мире, поскольку укрытие доходов от налогообложения во всех странах является одним из наиболее распространенных правонарушений. Несмотря на постоянное совершенствование налогового законодательства и финансового контроля, масштабы уклонения от уплаты налогов остаются значительными.

Уклонение от налогов, или налоговое мошенничество, – это сознательное нарушение налоговых законов, которое наказывается в зависимости от размера ущерба административными или уголовными санкциями. Оно может проявляться в нарушении налоговых законов, ведении двойного учета, сокрытии доходов, контрабанды, сокрытии активов.

Укрытие доходов от налогообложения – одна из наиболее массовых форм противоправного накопления капитала. Основанием для применения финансовых, административных и уголовных санкций в данном случае является уклонение налогоплательщика от уплаты налога. Объектами налогообложения во всех случаях являются одни и те же составляющие: доходы, прибыль, имущество, стоимость определенных товаров, отдельные виды деятельности налогоплательщиков и др.

Причины уклонения от уплаты налогов различны. Стремление избежать уплаты налогов – это своеобразная реакция на любые налоговые мероприятия государства, которая обусловлена попыткой собственника так или иначе защитить свое имущество, капитал или доходы от любых посягательств, даже от тех, которые регламентированы законодательством.

По оценкам специалистов, существует четыре основных группы причин уклонения от уплаты налогов:

Моральные причины чаще всего объясняются слишком большим с точки зрения налогоплательщика налоговым бременем, лишающим его существенной части доходов.

Политические причины возникают, когда налоги начинают использоваться государством не только для покрытия своих расходов, но и как инструмент социальной или экономической политики. В результате отдельные социальные группы либо отрасли экономики считают систему налогообложения несправедливой и начинают уклоняться от уплаты налогов.

Экономические причины чаще всего зависят от финансового положения налогоплательщика либо от экономической конъюнктуры. Если налогоплательщик считает свое финансовое состояние стабильным, то у него нет причин для налогового мошенничества. Если же он не уверен в устойчивости как экономики в целом, так и собственного финансового положения, то его стремление сократить налоги растет.

Правовые причины объясняются сложностью налоговой системы, которая препятствует эффективности налогового контроля, в результате чего налогоплательщик может избежать уплаты налогов. Результаты собираемости налогов напрямую зависят от четкости изложения методик налогообложения, технической оснащенности налоговых инспекций, профессиональной подготовленности их работников, а также от уровня знаний граждан и организаций в области налогового законодательства.

Налоговые преступления и правонарушения, как и другие правонарушения в экономической сфере, характеризуются исключительно высокой скрытостью. Выявляемое количество нарушений в сфере налогообложения составляет не более 5% от реально совершаемых уголовно наказуемых фактов нарушений налогового законодательства.

Анализ основных закономерностей и тенденций в динамике рассматриваемых явлений затруднен, по крайней мере, по трем причинам:

1. неполный учет правонарушений;

2. несопоставимость данных за различные периоды из-за изменений в законодательстве и практике его применения;

3. существование латентных (скрытых) правонарушений, точные размеры которых неизвестны.

О реальных масштабах налоговых нарушений в той или иной степени свидетельствуют следующие показатели:

1. значительный разрыв между официальными и реальными доходами населения;

2. очевидная разность между расходами отдельных граждан на потребление и декларируемыми ими доходами;

3. скрытая занятость населения;

4. рост объема денежной наличности, находящейся во внебанковском обороте;

5. снижение собираемости налогов даже в период ожидания сезонного роста поступлений налогов в бюджет;

6. повышение объемов капиталов, незаконно вывозимых за рубеж (открытие счетов в зарубежных банках, приобретение компаний, недвижимости и ценных бумаг за рубежом).

Налоговые платежи являются важнейшими источниками формирования доходной части бюджетов трех уровней: федерального, региональных и местных. Собранные налоги питают социальную сферу: от них зависят развитие культуры и науки, образование, здравоохранение, осуществление социальных трансфертов и пр. Не случайно специалисты признают, что массовое сокрытие доходов и уклонение от уплаты налогов относятся к одной из серьезных угроз экономической безопасности страны.

В результате уклонения от уплаты налогов подрывается экономическая основа государства и наносится колоссальный ущерб. Так, ущерб от налоговых преступлений за 2009-2010 гг. на территории России в среднем составил 45 млрд. рублей в год, из них установленный материальный ущерб от уклонения от уплаты налогов и сборов с организации, только по уголовному производству, составил в 2009 году – 34 млрд., а в 2010 году – 29,5 млрд. рублей.

По данным Министерства внутренних дел России, в 2011 году было выявлено 8628 налоговых преступлений и нарушений, ущерб от которых составил более 37 млрд рублей. В 2012 году эти показатели уменьшились: ущерб от 5818 налоговых преступлений составил около 24 млрд рублей. В 2013 году было выявлено 6893 налоговых преступлений, общий ущерб от которых составил примерно 76 млрд рублей. По самым оптимистичным оценкам сумма выявленного ущерба составляет не более 5-10% от реального ущерба, который таким образом может достигать одного триллиона рублей.

Уклонение от уплаты налогов имеет отрицательные последствия как для экономики, так и для государства в целом. Государственный бюджет недополучает причитающиеся ему средства, поэтому ему приходится сокращать расходы через ограничение реализации некоторых государственных программ, невыплат и задержек заработной платы работников бюджетной сферы и т.д. Кроме того, уклонение от уплаты налогов имеет серьезные экономические последствия в виде нарушения конкуренции. Например, два предприятия, занимающиеся производством одинаковых товаров, в случае уклонения одного из них от уплаты налогов будут находиться в неравных условиях. Поэтому в настоящий момент пресечение попыток неуплаты налогов возведено в ранг государственной налоговой политики.

Государство борется с уклонением от уплаты налогов различными способами (прежде всего законодательными):

1. заполнение пробелов в налоговом законодательстве (например, создание законодательных барьеров для регистрации и деятельности фирм-«однодневок»);

2. улучшение налогового администрирования;

3. снижение налогового бремени;

4. использование доктрины «существо над формой» (т.е. признание недействительными мнимых и притворных сделок).

Однако способы совершения налогового мошенничества также постоянно меняются, подстраиваясь под изменения экономической, политической и правовой ситуации, что значительно снижает эффективность борьбы с уклонением от уплаты налогов.

1. Алауханов Е.О., Ахмедин К.Т. Налоговые преступления: аспекты борьбы и профилактики. Учебное пособие. – Алматы, 2008. – 130 с.

2. Барулин С.В., Ермакова Е.А., Степаненко В.В. Налоговый менеджмент. – М.: Омега-Л, 2007. – 272 с.

3. Ларичев В.Д., Бембетов А.П. Налоговые преступления. – М.: Экзамен, 2001. – 336 с.

4. Рыманов А.Ю., Карманская Н.Д. Экономический анализ налоговых преступлений. Налоги и налогообложение. – №6. – 2011 – С. 67-72.

Налоговые преступления и мошенничества

Содержание статьи

С внесением изменений в гл. 22 УК РФ появилась необходимость в разграничении двух видов налоговых преступлений: уклонения от уплаты и мошенничества в этой сфере.

НК РФ предоставляет налогоплательщикам следующие права:

  • право на зачет и возврат излишне уплаченных сумм (ст. 78 НК РФ);
  • возмещение налога на добавленную стоимость (ст. 176 НК РФ);
  • возврат излишне взысканных сумм (ст. 79 НК РФ);
  • возмещение уплаченных акцизных сборов (ст. 203 НК РФ).

Если налогоплательщик использует подложные документы и обманывает ФНС, его действия могут квалифицироваться по-разному. В теории уголовного права разграничение неуплаты и мошенничества представлено на примере незаконного возмещения уплаченной суммы налогов из бюджета. Если лицо на основании заведомо сфальсифицированных документов получило возмещение, это налоговое мошенничество. Если на основании подложных бумаг лицу был предоставлен зачет уплаченных сумм, такое преступление будет признано уклонением.

Данное разделение не содержится в нормах УК РФ и нашло свое отражение в теории уголовного права для более правильной квалификации преступлений. На практике некоторые случаи возмещения налога из бюджета по фальшивым документам могут быть квалифицировано по ст. 159 УК РФ «мошенничество».

Обратите внимание!

Условием, которое необходимо для привлечения лица к уголовной ответственности, является наличие в действиях прямого умысла.

Сама по себе налоговая недоимка, то есть уплата обязательных платежей в размере меньшем, чем установлено в законодательстве, либо неуплата налогов вовсе не является преступлением. Зачастую на практике юрлица и индивидуальные предприниматели допускают нарушения по уважительным причинам: утрата документации, нехватка денежных средств из-за недобросовестного поведения контрагентов и т.д

Такие действия не влекут за собой привлечения к уголовной ответственности. Однако важно обосновать причину.

Что такое налоговое мошенничество?

В УК РФ понятие налогового мошенничества не содержится. Для ответа на этот вопрос необходимо рассмотреть некоторые теоретические положения и судебную практику.

В ст. 198 УК РФ и ст. 199 УК РФ «уклонение от уплаты налогов и сборов в с организации» достаточно ясно описан способ обмана налоговых органов, а именно внесение заведомо ложных сведений в декларации либо иные документы.

Под уклонением п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда «О практике применения судами уголовного законодательства за налоговые преступления» от 28.12.2006 г. № 64 (далее – Постановление №64) понимает умышленное деяние, выраженное в форме действия или бездействия, которое направлено на неуплату налогов в крупном или особо крупном размере, что повлекло полное либо частичное непоступление средств в бюджет РФ.

Способы уклонения могут быть следующими:

  • активные действия, направленные на сокрытие данных либо на внесение искаженных сведений в документы, которые применяются для целей налогообложения;
  • бездействие, то есть невнесение в налоговую декларацию или иной документ реальных данных, направленное на уклонение от уплаты налогов или иных общеобязательных сборов в бюджет. К бездействию может быть также отнесено непредоставление в органы Федеральной налоговой службы необходимых документов.

На практике достаточно часто случаются ситуации, когда срок подачи налоговой декларации и срок уплаты налога не совпадает с моментом окончания преступления, предусмотренного ст. ст. 198, 199 УК РФ. Им необходимо считать фактическую неуплату в срок, установленный в НК РФ (п. 5 Постановления №64).

Обратите внимание!

В общем виде понятие налоговое мошенничество можно обозначить как умышленные действия лица, совершаемые путем фальсификации документов, имеющих значение для органов ФНС, с целью незаконного уменьшения суммы платежа.

Виды и схемы

Все способы уменьшения налоговых платежей можно разделить на две большие группы:

  • противоправные. В этом случае происходит нарушение законодательства — либо административного, либо уголовного. По КоАП РФ юридическое лицо может быть оштрафовано. При нарушении уголовного законодательства предусмотрена более суровая ответственность;
  • не противоправные. Используя законные методы, лицо может законно уменьшить сумму уплачиваемого в бюджет налога. К ним можно отнести перспективное планирование, использование пробелов и противоречий в законодательстве РФ, минимизацию размера платежа путем заключения гражданско-правовых договоров, использование льгот или послаблений.
Читать еще:  Как снять с себя штраф гибдд за проданный автомобиль

В УК РФ описаны следующие виды преступлений в данной сфере:

  • уклонение от уплаты налогов с физического лица (ст. 198 УК РФ) – при квалификации преступления по этой статье физлицо должно совершить действие или бездействие, в результате которого сумма платежа уменьшилась;
  • уклонение от уплаты налогов с юридического лица (ст. 199 УК РФ) – данное преступление, по сути, ничем не отличается от деяния, предусмотренного ст. 198 УК РФ. Разница в том, что действия, направленные на уклонение от перечисления средств, совершаются не физическим, а юридическим лицом;
  • неисполнение обязанностей налогового агента (ст. 199.1 УК РФ) – физическое или юридическое лицо, которое в силу положений НК РФ признается налоговым агентом, то есть тем, кто должен перечислить в бюджет средства за себя или за третье лицо, уклоняется от этого;
  • сокрытие денежных средств или иного имущества, за счет которого должна производиться уплата сборов (ст. 199.2 УК РФ), – в ходе совершения данного преступления лицо путем заключения гражданско-правовых договоров или иными способами переоформляет имущество на третьих лиц. Это приводит к ситуации, когда органы ФНС не могут обратить взыскание на принадлежащее ему имущество.

Обратите внимание!

Основанием для разграничения административного правонарушения или преступления при уплате налогов является размер неуплаченной суммы в бюджет.

Наиболее распространенными способами совершения таких преступлений являются:

  • ненадлежащее оформление первичных документов для выплаты заработной платы сотрудникам. Нарушение заключается в том, что в документах указана гораздо меньшая сумма, чем та, которая работнику выплачивается фактически. Таким образом работодатель значительно уменьшает сумму отчисляемого налога в бюджет;
  • уклонение от оформления документов о выплатах физическому или юридическому лицу – в данном случае выплата денежных средств производится без какого-либо документального оформления вообще. Таким образом, деньги в бюджет практически не переводятся;
  • средства выплачиваются не из кассы предприятия, а через страховые компании путем заключения фиктивных договоров. В таком случае выплата маскируется под страховое возмещение, которое не является объектом налогообложения;
  • предоставление юридическим или физическим лицам безвозмездных ссуд с последующим открытием депозитных счетов и размещением денег на них;
  • осуществление хозяйственной деятельности без регистрации в налоговых органах – юридическое лицо осуществляет хозяйственную деятельность, фактически не уплачивая никаких налогов;
  • необоснованное списание товарно-материальных ценностей при фактической их продаже без оприходования, то есть правильного бухгалтерского оформления. Такое действия приводят к образованию так называемой «черной наличности».

Ответственность

В зависимости от тяжести и способа совершения преступления УК РФ предусматривает следующие виды ответственности:

  • уклонение от уплаты налогов физическим лицом (ч. 1 ст. 198 УК РФ) наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, принудительными работами до одного года, арестом до шести месяцев либо лишением свободы до одного года;
  • уклонение от уплаты налогов физическим лицом в крупном размере (ч. 2 ст. 198 УК РФ) наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от восемнадцати месяцев до трех лет, принудительными работами до трех лет либо лишением свободы на тот же срок.

Обратите внимание!

Для юридических лиц УК РФ устанавливает те же виды ответственности, но только наказания за них предусмотрены более суровые.

Если вас обвиняют в каком-либо налоговом преступлении, как можно быстрее необходимо обратиться к юристу, который специализируется на подобной категории дел. Это обусловлено очень высокой сложностью и запутанностью таких разбирательств. Наши специалисты имеют передовые знания и опыт и сделают все возможное, чтобы отстоять ваши права.

§3. Мошенничество, связанное со сферой налогообложения.

мошенничество, причиной совершения которого является несовершенство

налогового законодательства, подробно еще не анализировалось в научной и

публицистической литературе, в СМИ.

происходят не так часто, чтобы попасть в поле зрения ученых или аналитиков.

Вислогузов В. Полку проверяющих прибыло. // Коммерсантъ. 23.07.2003. Захаров A. FATF не понравились российские банки. // Коммерсантъ. 25.09.02.

Однако, если приглядеться более тщательно, то можно увидеть, что случаи мошенничества, связанного со сферой налогообложения, все же бывают, и причем, не так редко, как можно было бы предположить. Это объясняется тем, что как любая сфера, связанная с имуществом и денежными средствами, сфера налогообложения также подвержена мошенническим посягательствам и в тоже время становится причиной появления некоторых мошеннических схем.

Следует отметить, что некоторые предприниматели используют факты совершения мошеннических посягательств на их фирмы для оправдания уклонения от уплаты налогов. Такие объяснения, как правило, сводятся к следующему: «у предприятия было мало денежных средств на счетах, ему все должны, поэтому отпустили продукцию без предоплаты, а денег за нее не получили» или, «фирма стала объектом мошенничества, затем всю бухгалтерскую документацию изъяли сотрудники милиции, которые ее вскоре потеряли».

Ради справедливости следует отметить, что в некоторых случаях подобные утверждения могут быть правдивыми. Как отмечают специалисты, «типичной жертвой мошенников стали бывшие и действующие государственные предприятия, находящиеся в сложном финансовом положении из-за трудностей со сбытом своей продукции, долгами, недостатком оборотных средств. Это толкает их на заключение договоров и передачу на реализацию либо поставку по договорам без авансирования (предоплаты) своей продукции без достаточной проверки партнера по сделке».197 Также отметим, что мошенничество подчас происходит в тех областях финансово-хозяйственной деятельности предпринимателей, где регулирующая нормативно-правовая база является несовершенной или где высокие налоги и сборы побуждают искать пути уклонения или сокращения их уплаты.

Складывающаяся криминогенная обстановка в сфере налогообложения свидетельствует об участившихся фактах необоснованного применения коммерческими структурами экспортной льготы по НДС, предусмотренной НК РФ. От НДС освобождаются экспортируемые товары, при этом за счет федерального бюджета в полном объеме происходит возмещение НДС, уплаченного поставщиками материальных ресурсов производственного назначения, использованных при производстве экспортной продукции.

Ларичев В.Д., Спирин Г.М. Коммерческое мошенничество в России. М. Экзамен. 2001. С. 78.

По имеющейся информации в 1999 году из бюджета было возвращено 39,7 млрд. рублей, в 2000 году НДС возмещен на сумму 104,5 млрд. рублей, т.е. 61,5 % от заявленного к возмещению и 38,8 % от общей суммы, поступившего в бюджет. В 2001 году налогоплательщикам возмещается уже 215 млрд. рублей, что превышает сумму возмещения за 2000 год более чем на 105 %.

Для получения возмещения НДС используются разные мошеннические схемы. Среди них можно выделить три основные. Первая: искусственно завышаются цены, по которым предприятия-экспортеры приобретали товар у поставщиков и соответственно таможенная стоимость товаров, идущих на экспорт. Вторая: приобретенная продукция фактически за пределы страны не вывозится, при этом НДС из бюджета возмещается. Для осуществления данной схемы подделываются печати и штампы таможенных органов. В соответствии с третьей схемой российские экспортеры приобретают товары у посредника, который не представляет налоговую отчетность и, соответственно, не платит налоги, в связи с чем факт перечисления в бюджет НДС не подтверждается.

Действительно, практика правоохранительной деятельности показывает, что льготой по возмещению НДС при экспорте товаров (работ, услуг) пользуются недобросовестные экспортеры, конечной целью которых является корыстная заинтересованность в получении денежных средств в размере 20 % (а сейчас 18 %) стоимости внешнеэкономического контракта.199

Основными субъектами мошенничества являются лжеэкспортеры. Данная категория юридических лиц не осуществляет реального экспорта,

Интересно также и распределение возмещения по регионам и некоторые иные показатели. Так, в 1 квартале 2002 года наблюдалось изменение структуры возмещения НДС: если на 1 февраля 2002 года было возвращено на расчетные счета 62%, а в порядке зачета — 38% то на 1 марта 2002 года пропорция обратная — 38% и 62% соответственно, а на ] апреля — 42% возвращенного против 58% зачтенного. По состоянию на 1 апреля 2002 года более половины всего возмещенного экспортерам НДС приходилось на такие регионы, как Москва -18,8 млрд. руб. (39% всего возмещения налога), Республика Татарстан — 2,2 млрд. руб. (4,6%), Иркутская область-1,65 млрд. руб. (3,4%) и Санкт-Петербург — 1,6 млрд. руб. (3,3%). При этом за год изменился и состав лидеров по возврату НДС экспортерам: в первом квартале 2002 года помимо Москвы, Санкт-Петербурга и Татарии туда входили также Ханты-Мансийский АО и Челябинская область.

199 По данным таможенных органов в 1999 году объем экспортируемых ножей и лезвий по стоимости вырос в 27 тысяч раз, а по весу — в 60 тысяч раз. При этом экспортеры оформляли эти товары по цене 3 тысячи долларов за килограмм, тогда как реальная рыночная стоимость этих товаров, например, в США, составляет 850 долларов за килограмм. А одна из компаний вообще умудрилась продавать алюминий за рубеж по цене в 4 тысячи раз превышающей его стоимость на мировом рынке.

266 товары пересекают границу только на бумаге. Причем осуществляться такой «экспорт» может двумя способами: —

реально существующий товар оформляется как экспорт, однако таможенной границы России не пересекает. Подобное нарушение легко выявить путем выборочных проверок грузовых таможенных деклараций. Также довольно часто практикуется значительное завышение объемов экспортируемой продукции. Так, при подсчете объемов экспортируемого песка выяснилось, что только одна из железных дорог России по документам перевезла в несколько раз больше песка, чем добывается всего в нашей стране; —

экспортируемый товар существует только на бумаге, то есть фактически является воздухом. В данном случае сотрудникам правоохранительных органов приходится сталкиваться с фальсификацией как отчетных финансово-хозяйственных документов юридического лица, так и таможенных документов.

Следует отметить, что при пресечении попыток незаконного возмещения НДС из бюджета государства сотрудники правоохранительных органов столкнулись с трудностями правового характера. Они заключались в проблеме квалификации содеянного по соответствующей статье УК РФ для привлечения виновных к уголовной ответственности.

С одной стороны правонарушения, совершаемые в рассматриваемой области посягают на интересы государства в сфере налогообложения юридических лиц. Однако с другой, заведомо незаконное использование механизма возмещения НДС по экспортным операциям выступает здесь как способ преступного посягательства на собственность государства (в данном случае возмещаемую сумму НДС). Таким образом, правонарушения, совершаемые при незаконном использовании льготы по возмещению НДС из бюджета государства (например, фактах лжеэкспорта) должны квалифицироваться по ст. 159 УК РФ.

Читать еще:  Отсутствие работника с сохранением заработной платы

Мошенничество является формой хищения, поэтому ему присущи все признаки этого понятия. Предметом мошенничества в рассматриваемом нами случае являются суммы возмещаемого государством НДС. Обман при мошенничестве выражается в ложном утверждении о том, что заведомо не соответствует действительности, то есть в том, что данное юридическое лицо имеет право на применение экспортной льготы по НДС. Необходимо отметить, что преступным действиям по незаконному возмещению НДС часто

267 сопутствует использование подложных документов. Использование подложных документов является одной из форм обмана, и, как отмечают специалисты, дополнительной квалификации не требует. Изготовление поддельного документа является приготовлением к хищению. Если не удалось использовать документ, подделанный в целях хищения, ответственность наступает за приготовление к мошенничеству и подделку документа по совокупности. При оконченном хищении содеянное квалифицируется по совокупности подделки и мошенничества (статьи 327 и 159 УК РФ).

Существует точка зрения, с которой следует согласиться, если виновный при попытках незаконного возмещения НДС стремился получить налоговые послабления, то содеянное следует квалифицировать по ст. 198, 199 УК РФ. Это преступление будет окончено с момента принятия налоговым органом решения о зачете, если истек срок уплаты налогов, по которым данное решение принято. В том же случае, когда организация освобождается от налогов, срок уплаты которых еще не наступил, содеянное может содержать лишь состав неоконченного налогового преступления.

Если виновный стремился получить из бюджета «живые» деньги, а в результате получил зачет по налогам, содеянное, исходя из санкций, предусмотренных ст. 159 и статьями 198, 199 УК РФ, следует квалифицировать как покушение на мошенничество. Если же виновному было безразлично, какое решение примет налоговый орган, то содеянное необходимо квалифицировать по фактически наступившим последствиям (принятому налоговым органом решению).

Изготовление поддельного документа, в отличие от его использования, не охватывается составом мошенничества и должно быть дополнительно квалифицировано по ст. 327 УК РФ. Если незаконное получение возмещения НДС образует состав налогового преступления, дополнительной квалификации по ст. 327 УК не требуется.200

Кроме того, если незаконное возмещение НДС сопряжено с внесением должностным лицом из корыстной или иной личной заинтересованности заведомо ложных сведений в официальные документы, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, то такие действия подлежат самостоятельной квалификации по ст.

200 Методические рекомендации по противодействию незаконному возмещению НДС. Санкт-Петербургский юридический институт Генеральной прокуратуры Российской Федерации, СПб. 2001. С. 26.

268 292 УК РФ (служебный подлог). В действиях должностного лица могут также содержаться признаки, предусмотренные ст. 285, 290 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями, получение взятки).201

В случае, если в результате неправомерного возмещения НДС погашена недоимка в сумме, не превышающей крупный размер (применительно к диспозиции статей 198 и 199 УК РФ), или зачтены суммы пени присужденных налоговых санкций, то действия виновных лиц подлежат квалификации по ст. 165 «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием» УК РФ, т.е. причинения имущественного ущерба государству путем обмана при отсутствии признаков хищения.202

Говоря о законодательстве иностранных государств, отметим, что в соответствии с законодательством Германии, уклонение от уплаты налогов может происходить и при получении необоснованных налоговых преимуществ для себя или другого лица. Налоговым преимуществом является и возврат переплаченных налогов. Сюда же относится и симуляция закупки товаров и их дальнейшая транспортировка как экспортного товара, освобожденного от налога с целью получения выгод при вычете предварительного налога из доходов, — так называемые мошеннические сделки. Например, когда налогоплательщик необоснованно требует возмещения предварительных налогов в рамках заявления о налогах, которое содержит как действительные, так и вымышленные факты налогообложения.203

Следует отметить, что принятию решения о возмещении НДС из бюджета предшествует проверка налогоплательщика, которая проводится территориальным органом МНС России по месту регистрации экспортера. К сожалению, некоторые инспекции формально подходят к рассмотрению заявления на возмещение НДС и, соответственно, к проведению самой проверки, кроме того, у налоговых инспекторов отсутствует возможность проведения мероприятий по установлению реального факта экспорта.

Сегодня имеют место факты соучастия должностных лиц налоговых органов в совершении мошенничества. Так, существует точка зрения, согласно которой некоторые сотрудники налоговых органов помогают советами,

Сапожников А.А., Щепельков В.Ф. Об уголовно-правовой квалификации незаконного получения компенсации НДС по экспортным операциям. // Налоговый вестник. 2002. № 3.

202 Махров И.Е., Борисов А.Н. НДС по экспорту. Возмещение из бюджета. М. Юридический Дом «Юстицинформ». 2002. С. 93.

203 Коттке К. Грязные деньги — что это такое? М. Дело и Сервис. 1998. С.558.

269 «сопровождают», а в некоторых случаях способствуют применению льготы по возмещению НДС из бюджета в отношении отдельных юридических лиц, то есть, исходя из корыстных побуждений, действуют в интересах экспортера, заранее обеспечивая положительные результаты налоговой проверки и способствуя, таким образом, в не всегда законном возмещении НДС из бюджета страны.. Достаточно сравнить показатели (величину, периодичность и продолжительность) возмещения НДС по различным территориальным налоговым инспекциям, чтобы понять, что такая точка зрения имеет под собой основу. В случае выявления подобных фактов, в некоторых случаях, виновные могут быть привлечены к ответственности по ст. 33 (виды соучастников преступления) и ст. 159 УК РФ.

Отметим также, что в последние годы, в прессе нередко приходилось встречать заметки примерно следующего содержания: в таком то городе за совершение мошеннических действий был задержан гражданин N. За два года, данный гражданин привлек в свою фирму вклады тысяч горожан. Накопив достаточную сумму, мошенник скрылся, не уплатив при этом ни копейки налогов. Возникает законный вопрос. А подлежат ли в данном случае такие доходы налогообложению?

С нашей точки зрения — нет, не подлежат, так как вышеуказанные доходы были получены преступным путем и подлежат изъятию с последующим удовлетворением требований пострадавших по судебным искам и заявлениям. А в случае отсутствия таковых, данные средства должны быть обращены в доход государства. В тоже время, в этом случае необходимо собрать доказательства наличия в действиях субъекта умысла на совершение хищения в момент завладения или при распоряжении полученным имуществом или денежными средствами. Практика показывает, что во многих случаях оценка принимаемых перед потерпевшими обязательств не дается, анализа фактической финансовой деятельности лиц, совершивших мошенничество не производится.

Как отмечают специалисты, исходные данные для проведения вышеуказанного анализа могут быть получены из различных источников: «бухгалтерских документов, отражающих отдельные операции финансово-хозяйственной деятельности; материалов документальных ревизий финансово-хозяйственной деятельности; заключений бухгалтерских экспертиз, необходимость в проведении которых может возникнуть для учета сведений,

270 добытых следственным путем, либо при выявлении деятельности помимо бухгалтерского учета; заключений экономических экспертиз».204

Мошенничество или налоговое преступление: что говорит проект постановления Пленума Верховного Суда РФ о преступлениях в налоговой сфере

Очень частно нарушения в сфере налоговых правоотношений, особенно при возмещении НДС, квалифицируются как хищение в форме мошенничества.

Апелляционная инстанция Архангельского областного суда в определении № 22-931/19 от 23.04.2019 согласилась с приговором районного суда, квалифицировавшего вычет НДС по налоговой 199 статье УК РФ, а возмещение НДС — как покушение на мошенничество.

В апелляционном постановлении этого же суда от 17.08.2018 № 22-2004/18 описывается ситуация, когда предприниматель осужден за покушение на мошенничество за недостовернные сведения в декларации по НДС. Вопрос о квалификации действий как налогового преступления не обсуждался.

Районный суд Краснодарского края вернул дело прокурору, посчитав квалификацию по ст. 199 УК РФ мягкой, заявив о необходимости рассмотрения вопроса о вычете НДС как мошенничества. Краевой суд разобрался в деле и отменил незаконное постановление (апелляционное постановление Краснодарского краевого суда от 25.04.2018 №22-2431/18).

Волгоградский областной суд пришел к выводу, что осужденный путём обмана, используя видимость законности своих действий, с целью хищения из государственного бюджета сумм НДС организовал совершение формальной сделки по передаче недвижимого имущества в аффилированную организацию. Другие действия по вычету НДС и по неуплате налога на прибыль квалифицированы по ст. 199 УК РФ (апелляционное определение от 23.03.2018 № 22-1106/18).

В Ростовской области следователь, понимая, что сумм неуплаченных налогов для квалификации поступков по налоговому составу недостаточно, привлек предпринимателя за возмещение НДС к ответственности по статье о мошенничестве, удерживая его под стражей на протяжении полутора лет (апелляционное определение Ростовского областного суда от 07.02.2018 №22-763/18).

И таких судебных решений много, например, приговор Ичалковского районного суда Республики Мордовия от 10.11.2017, апелляционные определения Архангельского областного суда от 13.10.2017 № 22-2723/17, от 19.04.2017 № 22-719/17, апелляционное определение Пермского краевого суда от 18.09.2017 № 22-5574/17, приговор Каменского городского суда Пензенской области от 28.02.2017, апелляционное определение Забайкальского краевого суда от 23.01.2017 №22-165/2017, апелляционное определение Верховного Суда Республики Коми от 10.08.2016 № 22-1596/16, апелляционное определение Тамбовского областного суда от 05.02.2015 № 22-1942/15, апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 13.11.2014 № 22-3794/14 и другие судебные и иные акты.

Имеются попытки квалифицировать одни и те же действия и как налоговое преступление, а как хищение.

Верховный Суд Республики Коми нашел, что действия, направленные на принятие налоговым органом решения о возмещении по НДС, уже вошли в событие преступного деяния, за которое обвиняемый осужден по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, поэтому ст. 159 УК РФ из приговора исключил (апелляционное определение от 27.09.2017 № 22-2217/17).

Попробуйте поискать какие-либо пояснения по этому поводу в проекте (пока еще) постановления Пленума Верховного Суда РФ. Правильно! Их нет.

А ведь на местах понимают, что налоговые составы не являются «арестными», поэтому находят любые способы, чтобы подступиться к неугодным предпринимателям с других позиций. Во избежание таких поползновений необходимы четкие критерии, отличающие налоговые преступления от хищений. Нельзя их оставлять на «откуп» местных правоприменителей.

В различных судебных решениях эти отличия приводятся, но они разрознены и не систематизированы.

Конституционный Суд РФ в определении № 839-О от 27.03.2018 разъяснил, что вред, причиняемый налоговыми правонарушениями, заключается в непоступлении в бюджет соответствующего уровня неуплаченных налогов (недоимки) и пеней, что в числе прочего отличает их от хищений. Этот вывод сделан исходя из природы НДС как косвенного налога, являющегося разницей между суммами, получаемыми налогоплательщиками от покупателей, и суммами налога, фактически уплачиваемыми налогоплательщиками поставщикам товаров (работ, услуг).

Читать еще:  Аренда парикмазерского кресла договор физических лиц

Верховный Суд РФ в своих решениях по конкретным делам определил, что одним из главных отличий налогового преступления от хищения является использование не ведущих самостоятельной предпринимательской деятельности фирм, когда организации создаются и используются не для хозяйственных операций, а для изъятия НДС из бюджета (апелляционное определение от 10.04.2014 № 30-АПУ14-5, кассационное определение от 05.10.2011 № 52-О11-11, кассационное определение от 14.04.2011 № 5-О11-58).

Попытка разграничения между уклонением от уплаты налогов и мошенничеством с НДС сделана и Мурманским областным судом в апелляционном определении от 29.06.2018 № 22-547/18 — уклонение от уплаты налогов предполагает невыплату фискальных платежей, образовавшихся в результате реальной хозяйственной деятельности субъекта налогообложения, то есть являются сокрытием налоговых обязательств, тогда как мошенничество характеризуется намерением путём обмана, то есть создания видимости, либо злоупотребления доверием изъять чужое имущество либо завладеть правом на него.

Можно также добавить, что при схожести правонарушений при наличии специальной нормы, каковой в данном случае может быть состав ст. 199 УК РФ, по отношению к общей (ст. 159 УК РФ), по общему правилу приоритет отдается норме специальной. Что касается вероятного включения в цепочку движения товара так называемых «фирм-однодневок» либо бестоварных операций, то такие нарушения также квалифицируются как уклонение от уплаты налогов с организации.

Если говорить о возмещении НДС, то здесь необходимо учитывать природу НДС как косвенного налога. Этим налогом облагается только добавленная к товару, услуге, работам стоимость.

Косвенность этого налога связана с действиями контрагентов, которые должны уплатить этот НДС, тем самым создать экономическую основу для вычета, возмещения или зачета привлекаемым к ответственности налогоплательщиком.

В налоговом учете оперируют такими понятиями как «исходящий» НДС, под которым понимается сумма налога, выставляемая налогоплательщиком покупателю в счет-фактуре, и «входящий» или «входной» НДС – сумма налога, передаваемая покупателю и выставляемая налогоплательщику покупателем в счет-фактуре. Т.е. сумма НДС в приходящей в общество счет-фактуре обозначается как «входной» или «входящий», а сумма НДС, обозначенная в исходящей из организации счет-фактуре – «исходящий», соответственно, «входящий» или «входной» НДС отражается в книге покупок, а «исходящий» — в книге продаж. Обозначенный в счет-фактуре «исходящий» НДС налогоплательщик имеет право вычесть, зачесть, возместить из бюджета, а контрагенты обязаны перечислить в бюджет. Если контрагент уплатил этот налог, то создана экономическая база для его зачета, вычета, возмещения из бюджета, и отсутствуют признаки безвозмездности и, соответственно, основания не только для уголовной, но и для налоговой ответственности (апелляционное постановление Волгоградского областного суда от 27.01.2017 № 22-472/17, Определение Верховного Суда РФ от 02.10.2017 № 305-КГ17-4111).

НДС первоначально не выражается в абсолютных цифрах, а представляет собой сальдо, баланс между тем, что нужно уплатить, и что нужно вычесть (зачесть, возместить).

В конце квартала (налогового периода) на основании книг покупок и продаж составляется баланс между «входящим» и «исходящим» НДС.

На основании ст. 8 НК РФ под налогом понимается часть собственности организации, и, соответственно, пока этот налог не сформирован и не уплачен, эта собственность государству не перешла, не является для налогоплательщика чужим.

Готовящим постановление Пленума по налоговым преступлениям следует признать, что проект сырой и требует серьезной и добротной проработки, а не лишь что бы было.

Мошенничество или неуплата налогов

Люблю заниматься уголовными делами экономической направленности. Они сложные, неординарные и интересные. Об одном случае хотел бы рассказать подробнее.

Жила-была небольшая компания, которая занималась ремонтом и обслуживанием морских судов. Учредителями компании были три человека, которые поделили между собой руководящие должности: генеральный директор, директор по хозчасти и исполнительный директор. В 2010 году посчастливилось компании взять субподряд на одном из объектов строительства к саммиту АТЭС во Владивостоке. С этого момента через счета компании стали проходить весьма внушительные денежные суммы.

Руководители компании, как это часто бывает, решили, что налоги в полном объеме платить слишком невыгодно, поэтому была придумана и реализована обычная схема с фирмами — «однодневками». Через «однодневки» проходили почти все деньги, полученные за работу: оплачивались работы, выплачивалась зарплата, приобретались материалы, запчасти и другие ТМЦ.

К моменту окончания работ на объекте в 2012 году все руководители неплохо заработали, но планы на дальнейшую деятельность у них разошлись. Генеральный директор и директор по хозчасти предлагали фирму разорить, забрать все оставшиеся деньги и уйти на пенсию. Исполнительный директор предлагал продолжить работу, так как за время работы на стройках саммита были наработаны связи с солидный опыт. На этой почве учредители крепко поругались между собой и началась война.

Генеральный директор и директор по хозчасти подали в отношении исполнительного директора заявление о мошенничестве – хищении трети денег, поступивших на работы по объекту саммита АТЭС через фирмы – «однодневки». Долгое время шла доследственная проверка, а затем, по не подтвержденным данным, к вопросу были подключены связи в правоохранительных органах. В результате в 2013 году в отношении исполнительного директора следственным комитетом (!) было возбуждено уголовное дело по ч.4 ст.159 УК РФ о мошенничестве на сумму около 100 млн. рублей, а сам он был взят под стражу.

В течение всего предварительного следствия, которое длилось почти два года, исполнительный директор давал показания, что он не похищал деньги у фирмы. Фактически имело место уклонение от уплаты налогов с полного согласия генерального директора. Деньги, обналиченные через «однодневки» возвращались в компанию для выплаты зарплат, покупки топлива и всего другого, необходимого для производства работ. Только на зарплату расходовалось около двух-трех миллионов рублей в месяц.

Следствие не приняло во внимание показания исполнительного директора. Следователи «поверили» генеральному директору, который в своих показаниях путался, заявлял, что ничего не помнит, фактически компанией не руководил, а исполнительный директор вошел к нему в доверие и похитил деньги через «однодневки». При этом проведенными по делу экспертизами было установлено, что акты выполненных «однодневками» работ были подписаны генеральным директором лично. Право распоряжения расчетным счетом компании было тоже только у генерального директора.

По материалам дела явно видно, что почти все объемные и сложные работы «выполнили» фирмы-«однодневки». Однако генеральный директор утверждал, что все работы выполнены собственными силами компании. На вопрос, зачем тогда он перечислял огромные суммы «однодневкам», генеральный директор отвечал, что в необходимости оплаты его убедил исполнительный директор.

Показания генерального директора и директора по хозчасти были приняты следствием на веру без какой-либо проверки. Показания исполнительного директора не проверялись вообще, хотя он давал очень много сведений, проверить которые не составляло труда.

Вы, конечно, можете подумать, что я необъективен, так как должен защищать своего доверителя. Но вот несколько фактов. Работники компании откровенно говорили, что получали «серую» зарплату, которая в несколько раз превышала официальную. От производства субподрядных работ согласно смете компания должна была получить порядка 13% прибыли. По версии же следствия исполнительный директор похитил около 30% всех средств от сметной стоимости субподряда. При этом все работы были выполнены качественно и в срок. Как можно было похитить треть средств и при этом полностью выполнить всю работу?

По показаниям генерального директора деньги выводились в течение двух лет только через три фирмы – «однодневки». Я потратил пару часов на изучение выписки по расчетному счету компании и установил не менее десятка фирм – «однодневок», через которые компания выводила средства, в том числе до и после субподряда на саммите АТЭС. Эта информация является прямым подтверждением, что генеральный директор не только знал об обналичке, но и полностью ее контролировал. Не имея возможностей следственного комитета, все сведения были мной получены по информации из материалов дела и открытых информационных источников. Вопрос почему все эти сведения были проигнорированы следствием остается открытым.

В итоге, в 2015 году уголовное дело было направлено в суд с обвинением исполнительного директора в мошенничестве по ч.4 ст.159 УК РФ. На этот момент единственным позитивным моментом было изменение через год от момента избрания меры пресечения на подписку о невыезде.

В суде рассмотрение дела тянулось еще два года. Мы приводили свидетелей, приобщали документы, заявляли ходатайства о проведении экспертиз. Однако суд нас не слышал. Все существенные ходатайства не были удовлетворены. Помощник прокурора в суде то ли не понимал суть этого дела и отличие неуплаты налогов от мошенничества, то ли не хотел вникать и решительно настаивал на версии следствия. За время рассмотрения дела в суде, следователь, который расследовал дело, стал адвокатом (язык не поворачивается назвать его коллегой).

В начале 2018 года в отношении исполнительного директора был вынесен приговор – 7 лет 6 месяцев лишения свободы. Мой подзащитный был снова взят под стражу и отправлен в СИЗО.

Нами была подготовлены и поданы апелляционные жалобы. Видимо, мы смогли донести до суда второй инстанции всю абсурдность обвинения. Случилось достаточно редкое для судебной системы событие: апелляционный суд стал разбираться в деле. Прошло несколько заседаний, в ходе которых стало понятно, что судья-докладчик очень хорошо ориентируется в деле. По нашим ходатайствам и инициативе суда были запрошены материала налоговой проверки компании и что самое важное – суд решил назначить комплексную строительно-финансовую экспертизу. Задачей экспертизы было установление объема работ и возможность их выполнить при условии хищения трети средств, выделенных на производство работ. После решения о производстве экспертизы, суд объявил перерыв для подготовки вопросов экспертам. Однако в следующем заседании представитель прокуратуры заявил ходатайство о возврате дела прокурору по совершенно формальным основаниям. Видимо, прокуратура поняла, что после производства экспертизы дело может кончиться для обвинения очень плохо.

Мы не возражали против возвращения дела прокурору, но заявили ходатайство об изменении меры пресечения моему подзащитному. Суд удовлетворил ходатайство представителя прокуратуры и изменил меру пресечения на подписку о невыезде.

Дело вернулось в следственный комитет. По нему в настоящее время проводятся дополнительные следственные действия, о которых мы долгое время просили при первоначальном расследовании и в суде первой инстанции. С момента возбуждения дела прошло больше пяти лет и пока дело еще не закончилось. Тем не менее мы с подзащитным надеемся, что сможем убедить следствие в его невиновности в хищении денег компании.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector